Дарницкий экс-концлагерь очистят от мусора | Дарниця.org

Дарницкий экс-концлагерь очистят от мусора

После публикации на «Фразе» фоторепортажа Дмитрия Факовского «Киевские хроники: фоторепортаж из забытого Дарницкого концлагеря» районные власти обязались решить проблему. Как выяснили журналисты «Фразы», на основании материала был сделан запрос в службу 15-51 Киевской городской государственной администрации. В Дарницкой РГА сообщили, что уже обратились в КП «Дарницкое лесопарковое хозяйство» с требованием привести территорию мемориального комплекса в надлежащий вид.

Киевские хроники: фоторепортаж из забытого Дарницкого концлагеря

Начал читать «Бабий Яр» Анатолия Кузнецова (критику на роман планирую написать в ближайшее время), где описывается Дарницкий концлагерь для военнопленных.

Позволю себе процитировать большой кусок главы, записанный автором якобы со слов очевидца — сбежавшего оттуда бойца Василия.

Эти исторические показания, пускай и с чужих слов, красноречивее любых попыток анализа той страшной трагедии:

«Тогда немцы в Дарнице обнесли колючей проволокой громадную территорию, загнали туда первые 60000 пленных и потом каждый день пригоняли многотысячные партии. Василий был в числе первых. Их прогнали через ворота и предоставили самим себе. При входе, однако, отобрали командиров, политруков и евреев, каких удалось выявить, и поместили за отдельной загородкой, образовав как бы лагерь в лагере. Многие из них были тяжелораненые, их заносили и клали на землю. Эта загородка была под усиленной охраной. Огромные массы людей сидели, спали, бродили, ожидая чего-то. Есть ничего не давали. Постепенно они стали рвать траву, добывать корешки, а воду пили из луж. Через несколько дней травы не осталось, лагерь превратился в голый выбитый плац.

По ночам было холодно. Все более теряющие облик люди, замерзая, сбивались в кучи: один клал голову на колени другому, ему на колени клал голову следующий и так далее, пока не получался тесный клубок. Утром, когда он начинал шевелиться и расползаться, на месте оставались несколько умерших за ночь. Но вот немцы устроили котлы и стали варить свеклу — ее брали прямо за оградой, вокруг были большие колхозные поля с неубранной свеклой и картошкой, и если бы кого-нибудь это интересовало, пленных можно было бы кормить до отвала. Но, видимо, мор голодом был запланирован. Каждому пленному полагался на день один черпак свекольной баланды. Ослабевших от голода пленных палками и криками заставляли становиться в очередь, и затем к котлу надо было ползти на локтях и коленках. Это было придумано, чтобы «контролировать подход к котлам».

Командирам, политрукам и евреям, находившимся во внутренней загородке, не давали ничего. Они перепахали всю землю и съели всё, что можно.

На пятый-шестой день они грызли свои ремни и обувь. К восьмому-девятому дню часть их умирала, а остальные были, как полупомешанные. Дню к двенадцатому оставались единицы, безумные, с мутными глазами, они обгрызали и жевали ногти, искали в рубахах вшей и клали их в рот.

Наиболее живучими оказывались евреи, иные и через две недели еще шевелились, а командиры и политруки умирали раньше, и страшна была их смерть«.

В лагере, работавшем с сентября 1941-го по сентябрь 1943 года, за два года погибли 68 тысяч человек. Всего через этот Дарницкий лес прошли триста тысяч человек.

В отличие от Бабьего Яра трагедию Дарницкого концлагеря практически нигде не вспоминают. Эта страшная страница в истории оккупации Киева фактически вычеркнута из памяти киевлян и гостей столицы.

Да и вообще, этот район города населяют преимущественно киевляне первого поколения. Дарница сейчас активно застраивается, и в новенькие высотки тянутся в поисках лучшей жизни тысячи и тысячи новых киевлян. Большинство из них никогда не слышали о том, что произошло совсем рядом — на территории нынешнего Дарницкого лесничества.

Добраться сюда весьма проблематично. Для этого нужно проявить настоящий энтузиазм. Территория бывшего Дарницкого концлагеря расположена среди промышленной зоны. К счастью, навигатор вывел наш автомобиль к небольшой улочке среди здешней плотной застройки.

Добираться сюда общественным транспортом лучше всего от станции метро «Красный хутор».

В отличие от большинства подобных мемориальных мест в Европе, да и в отличие от Бабьего Яра на Дарнице трудно понять, где вы находитесь.

Встречает вас наливайка, что смотрится весьма кощунственно, особенно когда читаешь о том, как женщины перебрасывали через колючую проволоку куски хлеба, за что получали автоматные очереди в ответ. Местный же основательно подогретый контингент ходит справлять нужду тут же — на территории бывшего концлагеря.

О том, что перед вами мемориальное место, свидетельствует скромная вывеска, которая бы органично смотрелась где-то на развилке между хуторами, но не тут.

Территория выглядит запущенной.

Попадается мусор.

За час прогулки до памятников и обратно мы не встретили ни одного человека. Вокруг тишина и покой.

Какие-то мудаки жгли костёр прямо рядом с памятниками. Работникам лесничества на это наплевать.

Сами памятники, к счастью, находятся в более или менее нормальном состоянии.

Впрочем, некоторые памятники начинают разрушаться.

Кое-где приложились вандалы.

Погуляв тут, убедился, что бывший Дарницкий концлагерь сегодня забыт всеми — и киевлянами, и властями.

Да, можно говорить, что Бабий Яр спонсируют еврейские фонды, однако тот же памятник Елене Телиге за восемь миллионов гривен был установлен за счёт городского бюджета. Дело не в деньгах, а в наплевательстве.

Сюда, на территорию бывшего Дарницкого концлагеря, чиновники и политики даже не доходят.

Оригинал статьи http://fraza.ua/analytics/10.03.17/257831/kievskie-hroniki-fotoreportazh...

Додати коментар

Plain text

  • HTML tags не дозволені
  • Адреси веб-сторінок та поштових адрес перетворюються у посилання автоматично.
  • Рядки та абзаци переносяться автоматично.
CAPTCHA
Дайте відповідь на це запитання, щоб ми знали що ви людина, а не тупий робот ).